Легенды

Виктор Нидерхоффер | Второй шанс дается всегда

В апреле 2006 года в отеле «Сент Регис» (Нью-Йорк) состоялся вечер, собравший около трехсот ведущих управляющих фондами Америки. На этом мероприятии появился Виктор Нидерхоффер, который, проходя в блейзере лавандового цвета под позолоченными канделябрами, почувствовал, что снова поднимается на вершину успеха.

В 1980–1890-х годах Нидерхофферу удалось создать огромное состояние и заработать репутацию одного из лучших управляющих хеджевыми фондами Соединенных Штатов.

Однако его погубила любовь к риску: накануне Азиатского финансового кризиса Виктор играл на повышение таиландских акций, а когда кризис разгорелся, биржевик сделал ставку на повышение фондового индекса S&P 500. После обрушения рынков Нидерхоффер потерял все в одночасье, а это ни много ни мало 130-миллионный долларовый фонд и собственные сбережения.

Жизнь нанесла ему, казалось бы, сокрушительный удар, однако Виктор во второй раз сумел достичь вершины. Во время выступления перед финансистами в «Сент Регис» Нидерхоффер особо подчеркнул, насколько высоко оценивает «мужественное и трудное» решение удостоить его награды несмотря на то, что ему пришлось однажды испытать крах.

Он заявил, что «восстал из пепла» совсем другим человеком. Так, если его фиаско 1997 года объяснялось во многом самоуверенностью и высокомерием, поражение научило его быть скромным. Финансист больше не думает, что может победить на любом рынке, и уже не играет на биржах в отдаленных районах планеты, таких как Таиланд. Сейчас он почти полностью ограничил свою деятельность рынком фьючерсов и опционов на индекс Standard&Poor’s 500, по собственным словам, «стараясь не рваться к звездам».

Однако Нидерхоффер по-прежнему питает страсть к риску, обладая по отношению к нему, по мнению коллег, просто сверхъестественной толерантностью. Виктор предпочитает «бычьи» позиции, как и в 1990-е годы. Стараясь играть на краткосрочных колебаниях, Нидерхоффер совершает покупку/продажу опционов и фьючерсов на S&P 500, примерно по двадцать сделок в день. В основном он сохраняет каждую позицию на период в 1–5 дней. Для повышения прибыли трейдер использует леверидж, типичный для хеджевых фондов, это делает биржевика уязвимым к рыночным падениям. Написав в 2003 году книгу «Практика биржевых спекуляций», Нидерхоффер заявил в ней следующее: «Жизнь точно так же, как и рынки, самое большое вознаграждение дает тем, кто готов пойти на риск. Риск означает тревогу, неопределенность и возможные потери, но он и выявляет в нас самое лучшее».

Сейчас Нидерхоффер руководит двумя хеджевыми фондами из принадлежащего ему особняка площадью около 1900 кв. м, что находится в буколическом Вестоне (Коннектикут). Усадьба вокруг особняка составляет 5,26 гектара, на протяжении узкой подъездной дороги находится дюжина выполненных из дерева быков и медведей. Справа корт, на котором Виктор, являющийся многократным чемпионом США по сквошу, шлифует теннисные удары. Высокорослый, седовласый Нидерхоффер предпочитает спортивный стиль в одежде пастельных тонов и не носит в доме обуви.

Финансист нанимает молодых, исключительно талантливых трейдеров, обучая их искусству игры на рынке и поощряя разработку молодежной командой собственных торговых стратегий. То, что происходит в его офисе, скорее напоминает научную лабораторию, нежели традиционную трейдинговую фирму.

Библиотека Нидерхоффера насчитывает более 15 тысяч книг, среди которых первое издание знаменитого «Богатства нации», принадлежащего перу Адама Смита. В коллекции финансиста около 2500 предметов искусства XIX и XX веков, в том числе изображения мест и людей, сыгравших в его жизни ключевую роль.

Нидерхоффер полагает моральной целью человека стремление к собственному счастью, а также к достижениям. По его мнению, свободное предпринимательство – это ключ к личной свободе, благосостоянию и миру. В 1985 году он инициировал создание NYC Junto – собраний, которые посвящены объективизму, либертарианству и инвестиционной деятельности. Виктор выступает председателем встреч, проходящих в первый четверг месяца. Нидерхоффер позаимствовал идею интеллектуального салона Junto у собраний, происходивших под аналогичным названием в XVIII веке в Филадельфии и возглавляемых в то время Бенджамином Франклином.

Гордость Нидерхоффера составляет оказываемое на многих благоприятное влияние. Более десятка коллег, обучавшихся у него искусству торгов, сумели заработать сотни миллионов и даже миллиарды долларов. Среди них Сту Роуз, Монро Траут, Рой Нидерхоффер и Джон Хаммер, добившиеся больших успехов в сделках по слиянию-поглощению (M&A) и в управлении активами.

Теперь, разменяв седьмой десяток лет, Виктор Нидерхоффер хочет доказать миру, что не является проигравшим. Даже огромные финансовые потери не были для него столь болезненны, как клеймо неудачника. Он, как бы забавно это ни звучало, искренне считает, что ему выпала крупнейшая полоса успехов за всю историю биржевых спекуляций.

Обратимся к его биографии. Виктор Нидерхоффер родился в Бруклине (1943 год) в еврейской семье полицейского и школьной учительницы. Хотя тогдашний Бруклин был городом бунтарей, рабочих и неудачников, сам Виктор убежден: Брайтон-Бич преподал ему много полезных уроков, которые помогли позже стать успешным трейдером. По собственному признанию, «музыка, сделки, игры, секс и фауна по достоинству научили меня оценивать рутинные и низменные стороны жизни», что стало «необходимой основой для продаж на взлете и покупок на падении, то есть для профессии биржевого спекулянта».

Поступив в 1960 году в Гарвардский университет, Виктор заинтересовался сквошем и заявил, что будет чемпионом. Через год он в самом деле победил в чемпионате страны среди юниоров, а в 1964 году стал чемпионом среди студентов университетов США, продолжая побеждать и в дальнейшем на соревнованиях и национальных турнирах Америки. Нидерхоффер даже включен в зал славы сквоша. Не обладая большим талантом от природы, он имел боевой дух, необыкновенное рвение, и, по признанию своего тренера, работал больше других учеников, побеждая в первую очередь благодаря последовательности, а также уверенности в себе.

В 1969 году Нидерхоффер защитил докторскую диссертацию в Чикагском университете. В 60–70-е годы им был опубликован ряд статей, посвященных неэффективности рынка, которые привлекли интерес и вызывали споры среди специалистов. Как в игре в сквош, так и в развитии научных идей Виктор отдал предпочтение нетрадиционному подходу. Его диссертация на тему неслучайного характера колебаний курсов акций бросила вызов общепринятой тогда теории случайного блуждания (в то время утверждалось, что цены акций движутся непредсказуемо и бессистемно). По выдвинутой Нидерхоффером гипотезе курсы акций менялись в соответствии с определенными схемами.

Однако исключительно академическая работа Виктора не привлекала. Еще в 1965 году он основал брокерскую фирму NCZ, стартовый капитал которой был всего $400. С помощью писем или объявлений партнеры фирмы покупали мелкие частные компании, которые затем продавали публичным компаниям. Нидерхоффер вел себя эксцентрично, производя впечатление на клиентов и выводя конкурентов из равновесия. По словам бывшего коллеги по брокерской фирме, Нидерхоффер выглядел во время встреч с клиентами «необыкновенно и блестяще», и ему было достаточно несколько взглядов, чтобы подписать необходимое соглашение.

В 1979 году наш герой начинает торговать на срочном биржевом рынке, сначала золотом и серебром, а затем переходит к инструментам фиксированной доходности и иностранной валюте. Нанятые им студенты вводили исторические данные по рынкам в компьютеры, соединенные друг с другом. Являясь практиком, Нидерхоффер хотел иметь в основе своих торговых операций данные, а не только интуицию, и применял сооруженное наспех вычислительное устройство, чтобы обнаружить между рынками предсказуемые корреляции.

Основанная в 1980 году трейдинговая фирма Niederhoffer Investments, Inc. вывела Нидерхоффера в ряд ведущих консультантов в области опционов, фьючерсов и акций. Успех трейдера заметил Джордж Сорос, доверивший ему управление отдельным счетом. Больше десятка лет Нидерхоффер получал высокий доход, управляя деньгами Сороса, вложенными в валютный рынок, а также инструменты с фиксированной доходностью, пока не понял, что теряет преимущества, и закрыл счет. Виктор был единственным из менеджеров Сороса, который добровольно ушел в отставку, в то время когда дела еще были успешными. Сын Сороса работал под руководством Нидерхоффера и обучался у него искусству ведения торгов.

В середине 90-х годов Нидерхоффера считали в США ведущим трейдером по фьючерсам. Среднегодовая доходность Niederhoffer Investments (с момента основания до 1996 года) составила 35 %. Агентство MAR Hedge присудило компании первое место по итогам 1996 года в рейтинге организаций, управляющих хеджевыми фондами. Журнал Business Week удостоил Нидерхоффера титула лучшего управляющего фонда срочного биржевого рынка Америки (1994 год).

Вышедший в 1997 году бестселлер Нидерхоффера «Университеты биржевого спекулянта» удивительным образом сочетал в себе автобиографические черты и инвестиционные идеи финансиста. Дж. Сорос отметил, что книга «проникает в суть вещей и будет полезной и профессионалам, и дилетантам». Кроме того, журнал Barron’s назвал работу Нидерхоффера великим явлением инвестиционной литературы, считая ее достойной любой библиотеки серьезного инвестора.

Впрочем, почти сразу после публикации финансист лишился и денег, и репутации. Нидерхоффер видел очень мало возможностей для успешных спекуляций на ликвидных устойчивых рынках, поэтому обратил внимание на рынки развивающихся стран, бывшие в тот момент на подъеме. Однако для операций на данном поле у Нидерхоффера было мало опыта. Начав играть на турецких и мексиканских акциях, он нанял ветеринара Стива Кили, перебивавшегося случайными заработками, для путешествий по миру и оценки ситуации развивающихся экономик как бы «взглядом снизу». Будучи в Таиланде, Кили сообщил нанимателю, что экономика страны выглядит сильной. Его мнение основывалось в том числе на улучшениях, которые произошли в управлении сети борделей в Бангкоке.

Основываясь, в частности, на этой информации, Нидерхоффер сделал значительные вложения в акции банков Таиланда. Он рассчитывал, что государство поможет банкам избежать краха. Тайская экономика, являющаяся быстрорастущей, была к тому времени «перегрета», и банки выдавали огромные кредиты. Когда в июле 1997 года Центробанк Таиланда отменил привязку бата к доллару, курс местной валюты обрушился, и к августу потери Нидерхоффера насчитывали 50 млн долларов. Хотя осенью финансовый кризис охватил Бразилию и Россию, Виктор сохранял оптимизм и решил сыграть на повышение S&P 500. Им были приобретены опционы на данный индекс, но биржевик не хеджировал позиции.

Катастрофа произошла 27 октября, после обрушения американского рынка на 7,2 %, когда Нью-Йоркская фондовая биржа остановила торги за полчаса до закрытия. Брокер Нидерхоффера (компания Refco) потребовал дополнительного обеспечения, однако у финансиста не оказалось денег и он прекратил операции, задолжав Refco $2 млн. Позднее Нидерхоффер судился с Чикагской товарной биржей, где торговал опционами, поскольку полагал, что трейдеры данной биржи сговорились в тот день сбросить цены, вынудив его тем самым к продажам.

Виктору пришлось заложить свой дом и продать коллекцию старинного серебра. Он стал изгоем, объектом сплетен и презрительных насмешек, кроме того, коллеги его покинули. Он был в депрессии и не знал, что предпринять. Родственники всерьез опасались самоубийства Нидерхоффера и постоянно следили за ним.

Боль поражения постепенно стала утихать. У Виктора было шестеро детей, что влекло за собой большие расходы, и он не мог себе позволить долго упиваться несчастьем. Эл Халлак решил помочь другу и основал небольшой хеджевый фонд Wimbledon Fund Ltd. (название отражает привязанность Нидерхоффера к теннису). Начав операции в 1998 году, организация столкнулась с определенными трудностями: опасаясь за свои деньги и репутацию, брокеры не хотели открывать счета для Нидерхоффера, даже требовали от него вносить депозит втрое больше обычного.

Одновременно с этим Виктор стал финансовым журналистом и в 2000–2003 годах вел вместе с Лорел Кеннер еженедельный популярный раздел, который был посвящен рынкам, а также написал в соавторстве с Кеннер книгу «Практика биржевых спекуляций». Авторы организовали сайт, где помимо рыночных комментариев публиковались также любопытные материалы о воспитании детей, физике, барбекю, растениях и других всевозможных вещах, интересных создателям.

Один из прежних инвесторов Нидерхоффера, Мустафа Заиди, в июле 2001 года предложил Виктору управление активами оффшорного фонда под названием Matador Fund Ltd., и этот шанс Нидерхоффер не упустил. Чтобы Виктор не устремился на незнакомые рынки, Заиди ограничил его торговлю исключительно фьючерсными и опционными контрактами на S&P 500. К лету 2006 года активы фонда выросли с 2 млн долларов (данные на февраль 2002 года) до 346 млн. И хотя результаты деятельности Matador Fund Ltd. не всегда были стабильными, в 2005 году доходность составила 56 %. Заместитель Нидерхоффера одобряет его стратегию, признавая, что риск необходим, если цель – получить доходность в 25 % и более.

В 2006 году Заиди и Нидерхоффер сделали фонд Matador открытым для других инвесторов. Был учрежден второй хеджевый фонд, доступный для американских инвесторов, – Manchester Partners LLC. По мнению маркетологов, активы второго фонда могут достигнуть $400 млн., однако нужны готовые к риску инвесторы. Manchester не ограничен в выборе инвестиционных объектов, поэтому Нидерхоффер приценивается к другим рынкам, в будущем планируя иметь дело с иностранной валютой и инструментами с фиксированной доходностью.

В 2006 году у Нидерхоффера родился долгожданный сын, что дало ему дополнительный стимул бороться и побеждать. Сам Виктор считает, что в Америке у человека всегда есть второй шанс, который может исправить любые ошибки. А третьего шанса может не быть.

Andrew Veber
the authorAndrew Veber
Практикующий биржевой спекулян с 2005 года. Дейтрединг фьючерсными контрактами американских фондовых индексов на бирже CME. Обладатель сертификата MBА по экономике и финансам.